Приглашенные редакторы для журнала D&И

В 2014 году известный журнал «Дом & Интерьер» Пригласил в свою рубрику-интервью «Приглашенные редакторы» Анну Куликову и Павла Миронова.
В интервью Анна и Павел рассказали о своей работе.

Д&И: С чего началось ваше сотрудничество и совместный путь в профессии?

А.К.: Мы познакомились еще при подготовке к поступлению в Художественную академию им. Строганова. Вместе ходили на курсы по рисованию. Поступили мы на разные факультеты: я на мебельный, Павел — на интерьерный. Потом были непростые 90-е годы. Работы по специальности не было, я какое-то время преподавала рисование в школе, готовила абитуриентов к поступлению в художественные вузы. В какой-то момент увлеклась книжной и промышленной графикой — оформляла детские книги и придумывала оформление меню для ресторанов. Всё тогда было случайным, непонятным и приносило больше удовольствия, чем денег. Однажды архитектор Крайнов, бюро которого специализировалось на создании интерьеров бутиков, пригласил меня проектировать мебель и оборудование для торговых пространств. Я сделала обстановку для магазинов «Иль де боте», Baldinini и других модных модных брендов. Мне очень нравилось заниматься общественными пространствами, но вскоре родители одного из моих учеников предложили мне сделать интерьер их нового дома. Я позвонила Паше, который имел большой опыт проектирования частных объектов, и с тех пор мы работаем вместе.

П.М.: Нас на интерьерном отделении Строгановки обучали самостоятельно проектировать архитектурные объекты, но в первые годы после выпуска я тоже заказов не находил. Я остался преподавать в академии, одновременно открыл небольшую мастерскую, в которой мы проектировали и производили мебель по индивидуальным заказам. Это оказалось очень неплохим бизнесом. Нашими заказчиками в основном были иностранцы, ученые, дипломаты, бизнесмены, которые приезжали работать в Россию и обнаруживали, что не могут здесь купить качественную и удобную мебель. После кризиса 1998 года этот бизнес пришлось закрыть: иностранцы исчезли, а российским клиентам наша простая мебель в экостиле из натуральных материалов казалась недостаточно пафосной.
Я стал заниматься частными интерьерами в сотрудничестве с крупной архитекторно-строительной компанией KVEST. Вскоре я понял, что в этой работе мне очень не хватает женского взгляда, тонкого чувства красоты, которое присуще только художницам, и тогда я обратился за помощью к Ане. И с тех пор мы стали работать вместе.

Д&И: Расскажите о своих первых совместных работах.

А.К.: Первое время клиенты к нам приходили от компании KVEST, но вскоре появилось много собственных заказчиков, и мы решили открыть своё бюро.
В конце 1990-х годов — начале 2000-х годов мы сделали несколько проектов в стиле модерн. Заказчики относились к нему с большой симпатией, но работать в нём непросто, поскольку мебели в стиле модерн выпускается очень мало. На одном из объектов мы сами нарисовали недостающие предметы и заказали их в Италии. Вскоре эти вещи включила в свою коллекцию фабрика Medea. Мы не очень рассчитывали на большую прибыль от контракта с ними, но дружба и сотрудничество продолжаются до сих пор: в этом году, например, мы сделали стенд Medea для миланской выставки.

Д&И: Вас с Италией много связывает?

П.М.: Италия в целом и Милан в частности играют очень значительную роль в жизни любого архитектора. Рим, Венеция и другие города — бездонные источники идей и вдохновения, а миланская выставка очень помогает структурировать понимание интерьерного рынка и положения на нём конкретных фабрик и предметов мебели. Здесь очень быстро начинаешь отделять хорошие бренды от посредственных. На выставке можно с нуля подобрать отличную комплектацию для объекта, установить хорошие связи с фабриками и получить у них хорошие условия. Но нам это не очень интересно, поскольку мебель, свет и многие другие элементы мы с Анной придумываем сами.
В Строгановской академии не только преподают дизайн и декоративное искусство, там учат проектировать среду, а также очень многое ты приучаешься делать своими руками. Я, например, умею писать фрески, изучал кузнечное дело, могу штукатурить стены, своими руками выложить мозаику. Анна изучала керамику и стекло, ткани и еще множество прикладных ремесел. Сейчас, конечно, производством занимаются специальные мастерские, но когда ты всё можешь сделать сам, перед тобой открывается полная творческая свобода.

А.К.: Нам не очень нравятся интерьеры, которые комплектуют по каталогам. Всегда видно, что дизайнер просто купил и расставил по углам мебель. Мы же сначала придумываем и рисуем образ пространства, потом движемся от общего к частному, прорабатываем детали, цветовые сочетания, освещенность. Фактически интерьер создается по законам художественной композиции. Он пишется как картина.

Д&И: Как распределены обязанности в вашем бюро и как строится работа?

П.М.: Очень условно и приблизительно можно разделить функции так: я занимаюсь проектированием и инженерными вопросами. Анна отвечает за декор. Хотя на самом деле всё это делается комплексно, одновременно и совместно. Все планы и эскизы мы сначала рисуем вручную. Потом наши помощницы переводят их в AutoCAD.

Д&И: А на каком этапе происходит согласование с заказчиком?

А.К.: Конечно же на этапе цветных эскизов: они полностью и точно отображают будущий интерьер. Образ будущего дома складывается после нашего общения с заказчиком, изучения его семейной ситуации, образа жизни. Если продолжать параллели с живописью — его портрет, художественное отражение его личности. Мы не можем придумать интерьер, не подходящий человеку, который к нам пришел. У него, безусловно, может быть своё видение, свои предпочтения по стилю. Но даже не очень близкий для нас минималистичный интерьер можно сделать подходящим для заказчика с помощью особенных деталей, цветовых сочетаний, пропорций.

________________________________________

Публикации:

D&И 2014-04 («Приглашенные редакторы»)
(посмотреть публикацию)
(посмотреть в архиве журнала)
(посмотреть в PDF)

________________________________________