Мебельный дизайн. Россия — Италия

Мы давно проектируем мебель и один из нас (Анна Куликова) по специальности и есть мебельный дизайнер. Так что это свое, любимое и в нашей работе совершенно естественное занятие, потому что для каждого интерьера, над которым мы работаем, нужны определенные предметы.

История с фабрикой Medea началась с проектирования элементов мебели в одном из наших проектов в модерне. Мы делали квартиру и, оформляя прихожую, вынуждены были спроектировать стоячую вешалку. Ее не оказалось в мебельном гарнитуре. Выполнили ее на отечественном производстве. Потом настала очередь дверей в модерне — подходящих тоже не оказалось… Мы нарисовали и их, и тоже сделали.

Производители Medea увидели нашу работу и обратились с предложением о сотрудничестве. Итальянцы пришли к нам с абсолютной уверенностью в своей идее, они утверждали, что русские любят модерн, и эту мебель в России будет ждать 100% успех. Наше взаимодействие состояло из двух этапов. Во-первых, нам было предложено разработать те предметы, которые могли бы иметь спрос в России. Мы выбрали тему цветка — это были ирисы (в модерне за основу берется растение, и его мотив определяет дизайн предмета) и отрисовали массу мебельных предметов, похожих по стилистике на мебель Medea.

Мы сделали предложение, нарисовав им огромное количество предметов… Потом они прислали концептуальный эскиз кровати и предложили начать с него.

Вторым этапом нашего сотрудничества стал конкретный заказ на проектирование. Из всего, что мы предложили, в первую очередь они захотели сделать спальню: кровать с кувшинками, тумбочки и комодик… Это было приятно рисовать, прорабатывать детальки… А они все в точности и сделали.

- Как проектируется мебель для конкретной фабрики? В чем заключается специфика такого проектирования?

Да, специфика существует. Это и материалы, с которыми производитель работает, и набор финишей, который существует у каждой фабрики…
Итальянцы прислали картинку с цветком, концептуальный эскиз кровати, который фабрика опробовала на выставке, которая могла бы иметь спрос в России. Они предложили начать работу с этого предмета.

Medea, например, конкретно из вишни и ореха мебель делает. У фабрики всегда существует собственный заказ по материалам. Теперь еще особенность: для Medea мы проектировали только дизайн. Делали это по их просьбе, без проработки узлов и технологически деталей, которые являются секретами их фабрики и технологов, под наш дизайн они сами прорабатывают технологическое решение (у Medea своя серьезная технология соединений деталей мебели — все клеено-переклеено, и поэтому все очень крепкое — они уделяют этому огромное внимание). Более того, они даже отказались слепить изделие, как это обычно делается на производстве. И мотивировали это тем, что у резчиков фабрики «своя рука» и от каждого из них требуется не «копировать», а создавать «авторский» продукт. От нас же нужна была концепция, но мы разрабатывали ее с пониманием всех этих параметров…

Мы спроектировали, и они сделали в итоге: двери и спальный гарнитур (кровать, комоды, тумбочки) — все это было включено в каталог и запущено в производство.
Вскоре состоялся Миланский Салон, и на стенде, где была выставлена наша коллекция, они установили и двери, а вот наличников не было! И мы нарисовали их прямо там, в Милане, а итальянцы их тут же и сделали.

- Идеи с российским производителем поработать над серийной мебелью не возникает?

Отдельные предметы с нашим производителем делаем и вполне успешно — наши делают прочнее и дешевле. А массового производства качественной мебели у нас практически нет. А ширпотреб нас не интересует, и мы их не интересуем.

________________________________________

Публикации:

Архревю-сайт 14.05.2011
(посмотреть публикацию)

________________________________________