Интерьвью журналу ShowCase — 2015

ИНВЕСТИЦИЯ В КРАСОТУ

 

Анастасия Хендзелевски:

Павел,  Анна, что принесло Вам, мастерам, последнее десятилетие?

 

Павел Миронов:  Десять лет это довольно  большой  срок,  чтобы  его можно было охарактеризовать как  единый стилистический период, но, можно сказать, что они для нас были переходом из времени поисков  к времени творческой зрелости. Нам не стыдно за прожитые  в профессии годы, сделано много интересных проектов. Опыт,  накопленный нами  к настоящему  времени,  помогает находить решения довольно сложных вопросов.

 

А.Х.:  Накопленный  творческий    багаж как  сказался на отношениях с заказчиками? Стали ли  вы избирательнее и как поменялись  сами заказчики, их контингент, их запросы, предпочтения?

 

П. М.: Контингент наших заказчиков остался прежним. Это люди, которые хотят получить что-то нестандартное,  оригинальное и готовы нам довериться. Сама жизнь  отбирает  для нас заказчиков,  мы не с каждым  готовы  работать, не все вкусы (безвкусие) удовлетворять. Но если берёмся, то доводим дело до конца.  А сами заказчики  стали более разборчивыми и подготовленными, не хотят тратить средства на то, чего не понимают. Нам нравится  работать с людьми, которые  ставят интересные для нас задачи.

 

А.Х.: Как расширился диапазон вашей творческой  работы с уходом в прошлое периода  первоначального накопления, «дикого капитализма»  90-х?

 

П. М.: С уходом  в прошлое   деструктивных особенностей  90-х годов из сегмента, в котором работаем мы,  наметилось несколько положительных тенденций. Во-первых, наши заказчики стали опытнее, построив  не один объект,  поработав с разными  дизайнерами. Во-вторых, повысилось качество как строительных работ, так и всех  других исполнителей: столяров, паркетчиков, и тд. Поэтому наши творческие  идеи больше не сдерживаются  возможными препятствиями на  пути  их  исполнения.  Последние  10 лет мы как раз перешли на тотальный дизайн, не  применяя ничего стандартного или придуманного не нами. Это касается декора, дверей, встроенной мебели, каминов, витражей,  и тп.

 

А.Х.: Да, я с  восхищением  просмотрела ваши  эскизы  к  разнообразным проектам, это — оригинальное творчество,  а не подсобный материал. Они напоминают мне рисовальную  манеру Гонзаго — итальянского театрального декоратора 18 века, много работавшего  в России. В ваших эскизах столько выдумки,  легкости, буффонады!  И отменное  знание  истории и художественных стилей. Это — подлинная сценография, которая не только отвечает вкусу заказчика, но и   обязывает, я предполагаю,  к определенному стилю поведения,  образу жизни.  Подтягивает.

Можете  ли вы охарактеризовать индивидуальные свойства, черты ваших последних проектов? Изменился ли ваш творческий  почерк?

 

П.М.:  В нашем  случае трудно  говорить о творческом  почерке,  поскольку все наши проекты разные, мы не повторяемся. Хотя некоторые  наши партнёры и заказчики утверждают,  что наши  работы что-то объединяет.

 

А.Х.: Хотелось бы узнать о проектах  для российского заказчика, реализованных вместе с итальянцами или в сотрудничестве с  итальянскими фабриками. Остановитесь, если не сложно,  на одном  из них — самом удачном,  или самом любимом…   Самый  приглянувшийся мне — «Мелодия модерна в классическом исполнении»: назойливый  декаданс модерна в  вашем исполнении сглажен строгостью классики.

 

П.М.: 10 лет назад на нашем рынке  труд- но было найти столярную компанию, которой можно было бы полностью довериться и получить  всё, что задумано в срок, требуемого качества  и по не завышенной  цене. Теперь мы все  объекты выполняем  только  с местными  производителями. Хотя в последнее время как нам кажется, углубился встречный процесс:   некоторые итальянские фабрики  проявляют    требуемую гибкость и качество  в разработке мебели и столярных изделий по нашему проекту. Именно  сейчас мы начали сотрудничество с итальянцами  по одному  объекту.  Поживём — увидим.  Конечно,   мы по-прежнему покупаем итальянские предметы мебели,  сантехнику, аксессуары.

 

А.Х.: «Made  in Italy» -   в 90-е и нулевые уже само по себе было легко продаваемым брендом, в последнее время ситуация изменилась,  клиент  стал «доверять но проверять», выбирать более тщательно, экономить..   Так ли это по Вашему опыту,  и   с чем, кроме  экономического  кризиса  2008, можно связать такое явление?

 

П.М.: Думаем, что не только кризисы меняют  отношение  к брендам.  На рынке сейчас много мебели из других стран, особенно много из Китая. Процесс закупок и транспортировки мебели упростился. В силу возросшей конкуренции цены на мебель перестали быть незыблемыми. И заказчик  сам стал активнее проявлять себя как соучастник рынка. В творческом отношении эта сторона дела имеет и положительный  аспект. Ушла мода на демонстративную  роскошь,  по- высилась избирательность, вкус клиента. Это даёт больше пространства для художественного подхода. Красота, стильность вместо  роскоши.

 

А.Х.: Хотелось бы узнать о контактах  с иностранными производителями, фабриками. Продолжает  ли Италия быть страной-донором — отменного художественного вкуса, художественных  идей? С какими итальянскими фабриками сотрудничаете?  В связи с последней  экономико-политической ситуацией сохраняются ли эти отношения?

 

П.М.: Никакого влияния экономико — политическая ситуация не оказала на наши отношения  с фабриками. Взять, например, очень уважаемую  и известную  итальянскую  фабрику  MEDEA. Несколько   лет  назад  они  обратились  к нам  с предложением разработать  для их коллекции LIBERTY несколько предметов мебели и двери для продвижения на российском рынке. Мы очень любим этот стиль и с огромным энтузиазмом  включились  в  работу,   и менее чем через год изделия вошли  в новый каталог и с тех пор успешно продаются в России. В начале 2014 года для   Миланского   i Saloni  мы спроектировали стенд  LIBERTY, а сейчас разрабатываем эскизы для большой  серии предметов и стенда на следующий Миланский салон. Мы считаем, что Италия по- прежнему является ведущим донором идей, особенно  в области современного дизайна.

 

А.Х.: Как  Вы, специалисты  с   завидным творческим    потенциалом,   реагируете на сгустившуюся атмосферу в России? Хотя архитектура,  дизайн  — не идейные виды искусства, и все-таки — мешает ли Вам эта обстановка?

П.М.: Нельзя не заметить, что в России что-то постоянно  меняется. То к лучшему, то наоборот.  Мы к этому привыкли.

 

А.Х.: Расскажите, пожалуйста,  об одном из последних проектов, которым  в вы гордитесь? Ваши перспективы,  виды на будущее?

 

П.М.: Мы не планируем  ничего принципиально менять в своей жизни.  Просто нам нравится наша работа,   и мы хотим  ею заниматься и впредь.  В этом году  мы издали  книгу.  Это книга-настроение , сделанная по материалам всего одного  объекта , который  мы завершили  в 2013 году. Этот объект  для нас особенный тем, что он был задуман заказчиками как  инвестиция в красоту. Это интерьеры  и фасады жилого  дома площадью 450 кв. м в Подмосковье (правда, теперь это уже Москва).  Стиль — неоготика. Это очень     многоуровневый   объект, абсолютно всё было сделано по нашим эскизам: столярка, двери, росписи, декоративный металл, витражи,  мраморные панно, гипсовые украшения, скульптуры, фасадный декор. Получилось интересно.

 

А.Х.: Слово «красота», а   тем более, инвестиция   «в красоту» почти рефлекторно  заставляет  вспомнить,   что «красота     спасет  мир»  Достоевского. Так  хочется,  чтобы     эта  инвестиция, если не осуществила, то хотя бы приблизила  надежду   великого   классика.

До встречи с вашей  книгой и вашими новыми  проектами.

Автор статьи Анастасия Хендзелевски.

________________________________________

Публикации:

ShowCase_71_2015-04 («ИНВЕСТИЦИЯ В КРАСОТУ»)
(посмотреть в PDF)